Эпиграф

"Вся история науки на каждом шагу показывает, что отдельные личности были более правы в своих утверждениях, чем целые корпорации учёных или сотни и тысячи исследователей, придерживающихся господствующих взглядов" В.И.Вернадский

четверг, 10 апреля 2014 г.

Ещё раз о сути БГФ метода

Как показало очередное обсуждение предлагаемого мной БГФ метода на форуме «Глубинная нефть» (в теме «Присдвиговая нефть»), даже такие, наиболее трезвомыслящие, учёные и специалисты нефтегазовой отрасти как Тимурзиев Ахмет Иссакович, никак не могут понять или не слышат моих пояснений о его сути и возможностях. Сколько не объясняю, как всё это выглядит изнутри, со стороны владеющего этим методом оператора, чувствующего и чётко фиксирующего аномальные зоны — звучащие в ответ вопросы свидетельствуют о том, что ничего так и не было услышано. И в своих вопросах они опять исходят лишь из собственных представлений, сложившихся из где-то и когда-то услышанной информации на эту тему, которую я считаю, в большей части, ошибочной. И пытаюсь здесь продемонстрировать свой, альтернативный подход, а также полученные результаты.
Привожу фрагменты этого заочного диалога, чтобы другим не объяснять то же самое в очередной раз.
«… никак не можете понять всех возможностей метода, сколько бы я ни пытался объяснить это на словах. На экспериментальных примерах я бы Вам в два счёта уже убедительно продемонстрировал, наконец, что в данном эффекте происходит и фиксируется чёткая реакция головного мозга человека именно на лёгкие углеводороды, так же как и на разрывные тектонические нарушения (хотя причины этого мне до конца ещё не ясны). Причём, даже очень мощная толща рыхлых отложений, перекрывающая их, мало влияет на эти эффекты. А вот вода не создаёт ничего подобного. И успешно её искать в недрах можно лишь, если дополнительно включать логику с опорой на геологические знания, а также дополнительные геофизические инструменты. Поэтому, чтобы отличать нефть от воды, не нужна интуиция, достаточно механической фиксации контуров аномальных зон с последующим анализом полученных результатов. И с трещинами, то что они растяжения, вполне можно разобраться, изучив их взаимоотношения на исследуемом участке, вооружившись элементами созданной Вами теории».
«…очень жаль, что мне так и не удалось пока объяснить Вам суть БГФ метода. Конечно, лучше было бы это сделать практически и показать всё, так сказать, на пальцах. А то, сколько бы я не писал об этом, и в тезисах своих докладов на КЧ, и в своём блоге, и на различных форумах — в ходе очередного обсуждения этой темы, в задаваемых вопросах от моих пояснений опять не видно ни следа. По-видимому, если Вы их и читали, то очень поверхностно. Потому что задаёте вопросы, как всегда, опираясь лишь на какие-то свои собственные представления о предмете. Тут дело даже не в физике явления, которое лежит в его основе. К глубинному его пониманию сегодня, пожалуй, никто ещё так и не приблизился, несмотря на многовековой опыт применения биолокации. Есть и у меня на этот счёт кое-какие гипотезы, ценность которых заключается хотя бы в опоре на экспериментально установленные факты. К сожалению (пожалуй, больше даже для всего общества), эту информацию пока никто особо не желает слышать и воспринимать. Даже Вы, несмотря на доброжелательное в целом отношение.
Попытаюсь ещё раз показать ошибочные места в Ваших рассуждениях относительно БГФ метода. Вы пишете, вода и нефть «…привязаны в Вашем мозгу к трещинным проницаемым зонам, должен быть механизм сепарации одного от другого. Иначе у Вас будет путаница и невозможность разделения трещинных зон по характеру их насыщения. По глубине проявления этих зон условно можно предполагать насыщение верхней части разреза водой, а нижней - нефтью, но и нефть может залегать высоко (четвертичная нефть Апшерона), а вода - глубоко.
Значит у Вас есть или должен быть критерий разделения аномалий по насыщению.
Или что-то не так?».
Тут совершенно надуманно и неизвестно откуда взялось следующее утверждение о «привязке в мозгу нефти и воды к трещинным проницаемым зонам». А отсюда последовали остальные неверные, беспредметные предположения и предложения: «по механизму сепарации одного от другого», «о возможной путанице у меня», «о невозможности разделения зон по характеру их насыщения». Как всё это происходит на самом деле, в двух словах не объяснишь. Хотя уверен, что именно Вам объяснить всё это можно было бы в диалоговом режиме, если бы хоть раз меня внимательно выслушали. Ну что же, постараюсь здесь ещё раз это сделать.
Да, в соответствии со сложившимися у меня представлениями, именно мозг человека является своеобразным датчиком, реагирующим на некое физическое поле, формируемое рядом геологических объектов. Тут можно рассматривать и вариации этого процесса, когда не сами геологические объекты формируют данное поле, а только некоторые из них имеют способность отражаться в пронизывающем их неком глобальном поле, в котором как-то замешаны и гравитация, и электромагнитное поле, и тот же пресловутый эфир. Но сейчас не об этом. Ещё раз поясняю, в предлагаемом мной чисто геофизическом подходе фиксируется лишь два состояния этого поля для каждой конкретной точки поверхности Земли: имеется ли в ней аномалия или нет. Увы, далеко не каждый человек, а только опытный оператор способен это определить однозначно и с неизменной повторяемостью подобного опыта. Дальнейшие варианты работы могут быть различными. Для нефтепоисковых масштабов, оператор, в качестве специфического датчика, обычно с помощью GPS отмечает координаты точек пересечения внешних контуров аномальных зон. При детальном картировании определяется и их внутренняя структура. Затем производится интерпретация получаемой при этом картины, с учётом выявленных эмпирическим путём свойств поля и очевидных связей его аномалий с геологическими объектами. Тут не мешает иметь определённые знания о геологическом строении недр.
Таким образом, ни о каких «трещинных проницаемых зонах» оператору изначально ничего не известно. В масштабе работ по поискам подземных вод он получает только «картинку» сети разломов в виде их проекции на поверхность Земли. А где там располагаются водоносные зоны, и на какой глубине, мы можем лишь предположить, опираясь на анализ структуры проекций разломов на поверхности Земли, указывающей на происходившие здесь подвижки блоков скального основания, а также используя данные дополнительных геофизических методов. Я использую очень эффективный и экономичный резонансно-акустический метод РАП, который позволяет оперативно получить информацию о положении ослабленных зон в разрезе.
В масштабе нефтепоисковых работ преимущественно исследуются аномальные зоны другого типа, гораздо бОльших размеров. То, что такие аномальные зоны сопровождают абсолютно все месторождения УВ, дало основание полагать об имеющейся связи этих аномалий с их залежами. Изначально я тоже предполагал, что это лишь отражения огромных глубинных разломов. Но форма этих аномальных зон, полученная при их детальном картировании, не оставила никаких сомнений в том, что они отражают непосредственно залежи УВ, как пластовые, так и жильного типа. Таким образом, стало очевидным, что БГФ метод позволяет эффективно проводить поиски месторождений УВ и оперативно определять его структуру по проекции залежей на поверхности. Под структурой месторождения я подразумеваю взаимоотношения пластовых и жильных залежей, а также неизменно рассекающих их глубинных разломов, также отражённых внутри такой аномальной зоны в виде её разрывов (это свойство, наблюдаемое в местах наложения аномалий от разных источников, я уже многократно описывал).

Расшифровка полученных данных с «распутыванием клубка» этих аномалий и их разрывов, необходима лишь на стадии разведки месторождения, когда требуется заложить точку для бурения наиболее высокодебитной скважины. При этом, с помощью метода РАП можно подтвердить перспективность жильных залежей, формирующихся местами вдоль «активных» разломов, который при определённой настройке позволяет получать геомеханические разрезы на глубину до 2 - 2,5 тыс.м. Но этим методом нет смысла выделять в разрезе пластовые коллектора небольшой мощности, водо- или нефтенасышенные, т.к. он имеет недостаточное разрешение для этого. Но в предлагаемом мной подходе этого и не требуется. Роль РАПу здесь отводится лишь в экспрессной проверке наличия мощных субвертикальных ослабленных зон в разрезах осадочных толщ над глубинными разломами в фундаменте, предварительно зафиксированных БГФ методом. В совокупности с присутствующей аномальной зоной, характерной для жильных залежей формы, полученные данные позволяют достаточно уверенно выбирать наиболее перспективные для бурения скважин точки».

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Здесь вы можете оставить свои комментарии